Страх Запада

Дело не в том, что Путин не Гитлер. А в том, что путинская Россия – не гитлеровская Германия.

Вторая годовщина крымского “референдума” практически совпала с неожиданным решением Владимира Путина вывести российские войска из Сирии. Как наивно на этом фоне выглядят политики, уверявшие себя и других два года назад, что Путин “ограничится” Крымом, ведь это же “на самом деле русская земля”, да и проживает там большинство этнических русских. На самом деле!

Примерно также наивно, как в октябре 1938 года выглядели те, кто считал, что Гитлер “ограничится Судетами”, ведь это же “на самом деле немецкая земля”, да и проживает там большинство этнических немцев. На самом деле!

В 1938 году мало кто мог понять, что речь идет не столько о контроле над Судетами – или над Австрией – сколько о претензиях на мировое господство. Спустя всего год после судетской аннексии Германия развязала вторую мировую войну, в которой погибли миллионы граждан стран, политики которых верили в миф о Судетах.

Путин всего через несколько дней после аннексии Крыма начал необъявленную войну на востоке Украины. А спустя всего полтора года началась сирийская операция. Путин не действует как Гитлер не потому, что его цели и цели фюрера не совпадают – а потому, что у него нет экономических возможностей и военной мощи, сравнимой с мощью Германии на момент начала второй мировой войны. Но цели – те же. Путин хочет мирового господства, хочет, чтобы президент России – да, возможно вместе с президентом Соединенных Штатов – определял будущее соседних стран. Чтобы решающее значение в мире имели не независимые государства и их граждане, а империи и их сферы влияния.

Гитлер талдычил про “жизненное пространство” немцев, Путин – про “русский мир”. Разве это – не одно и то же? Разве аннексия Крыма не напоминает до деталей аннексию Судет или Австрии – при той же единодушной поддержке оболваненного населения метрополии? Так почему же западные политики так обманывались два года назад? Почему санкции, введенные за кражу Крыма так ничтожны по сравнению с мерами, предпринятыми после начала войны на Донбассе и – в особенности – после уничтожения малайзийского “Боинга”?

Необходимо честно сказать, что Обама, Меркель, Олланд и другие западные лидеры допустили ту же ошибку, которую в 1938 году допустили Рузвельт, Чемберлен и Даладье. Стремление любой ценой сохранить мир после кровопролитной войны было столь сильно, что политические лидеры предпочли просто закрыть глаза на подлинные амбиции агрессора – и поплатились за это. Сейчас произошло ровно то же самое. В нашей стране стала популярной тема обсуждение того, могла ли – и должна ли была Украина – бороться за Крым. Но это – самообман. Слабая, разрушенная годами деструкции и равнодушия, а самое главное – не воспринимавшая Россию в качестве потенциального противника украинская армия могла только проиграть.

Важна не реакция Украины, важна реакция окружающего мира. Если бы крымские санкции были бы жесткими и очевидными, если бы российская экономика была поставлена на грань выживания, если бы Запад заявил о готовности отказа от российских энергоносителей, если бы агрессор был бы немедленно и прочно изолирован, не было бы ни Донбасса, ни “Боинга”, ни Сирии. А учитывая то, что падение цен на нефть все равно было бы неминуемым, скорее всего, демонтаж российского политического режима уже состоялся бы.

Запад – как это уже бывало не раз в его истории – просто испугался. Просто поверил в собственные иллюзии. Просто предпочел решить, что Путину необходим “русский Крым”, о котором россияне “всегда мечтали” – а в результате получил целую серию проблем.

На этот раз Западу просто повезло. Не с тем, что Путин – не Гитлер. Гитлер. А с тем, что путинская Россия – не гитлеровская Германия. Она просто экономически не способна бросить вызов цивилизованному миру. И она сгинет.

Но тысячи погибших, искалеченных и лишенных крова украинцев и сирийцев навсегда останутся на совести лидеров современного Запада.

Виталий Портников

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *